Средства передвижения и детали к ним.

  • Уильям Боинг (Boeing)
  • Джейк Бертон Карпентер (Burton Snowboards)
  • Андре Ситроен (Citroen)
  • Генри Форд (Ford Motors)
  • Уильям Харлей и братья Дэвидсоны (Harley-Davidson)
  • Мичио Сузуки (Suzuki Loom Manufacturing)
  • Фердинанд Порше (Porsche)
  • Луи Жозеф Шевроле (Chevrolet)
  • Чарлз Роллс и Генри Ройс (Rolls-Royce Motor Cars Ltd)
  • Кииширо Тойода (Toyota Motor Corporation)
  • Соичиро Хонда (Honda Technical Research Institute)
  • Энцо Феррари (Ferrari)
  • Карло Мазерати (Maserati)
  • Ферручио Ламборгини (Lamborghini)
  • Джон Дэниэл Херц (Hertz Corporation)
  • Джованни Батиста Пирелли (Pirelli)
  • Игорь Сикорский (Sikorsky Aeroingeneering Corporation)
  • Уолтер Крайслер (Chrysler)
  • Кристиан Диор (Dior)
  • Ив Анри Донат Матье Сен-Лоран (Yves Saint Laurent)
  • Кензо Такада (Kenzo)
  • Йоджи Ямамото (Yohji Yamamoto)
  • Габриэль Шанель (Chanel)
  • Джорджио Армани (Armani)
  • Джанни Версаче (Versace)
  • Доменико Дольче и Стефано Габбана (D & G)
  • Нина Риччи (Nina Ricci)
  • Кэлвин Кляйн (Calvin Klein)
  • Жан-Поль Готье (Jahn-Poul Gautier)
  • Роберто Кавалли (Cavalli)
  • Валентино Гаравани (Valentino)
  • Джозефин Эстер Лаудер (Estee Lauder)
  • Данте Труссарди (Trussardi)
  • Гуччио Гуччи (Gucci)
  • Карл Лагерфельд (Karl Lagerfeld)
  • Эммануэль Унгаро (Ungaro)
  • Донна Каран (Donna Karan)
  • Лучано Бенеттон (Benetton)
  • Леви Страусс (Levi's)
  • Бернард Гант (Gant)
  • Антуан Норбер Де Патек и Жан-адриен Филипп (Patek Philippe)
  • Луис Картье (Cartier)
  • Алонзо Т. Кросс (Cross)
  • Джордж Сэффорд Паркер (Parker Pen Company)
  • Симон Тисо Дюпон (S.T. Dupont)
  • Уолтер А. Шейфер (W.A. Sheaffer Pen Company)
  • Ганс Штерн (H. Stern)
  • Льюис Эдсон Ватерман (Waterman)
  • Даниэль Сваровски (Swarovski)
  • Риосуке Намики (NAMIKI)
  •  


    Джейк Бертон Карпентер (Burton Snowboards).

    Реклама:

     

    Средства передвижения и детали к ним - Джейк Бертон Карпентер (Burton Snowboards)

    Американскому бизнесмену Джейку Бертону нередко приписывают изобретение сноуборда. Он от этой чести открещивается, утверждая, что лишь развил и доработал идеи предшественников. Но вот сноубординг создан точно Бертоном, который за двадцать с небольшим лет превратил катание на доске по снегу из экстремального развлечения во вполне уважаемый олимпийский вид спорта. А сам теперь задает тон среди производителей экипировки для сноубординга. Почти семь миллионов американцев занимаются этим стремительно развивающимся видом спорта.

    Джейк Бертон Карпентер с детства любил снег. Почему? Да хотя бы потому, что на Лонг-Айленде, где он рос, во время снегопадов обычно отменяли занятия в школе. Когда Джейку было семь лет, родители впервые отвезли его на известный лыжный курорт, располагавшийся в Вермонте. Ребенок был в восторге, и эти поездки стали регулярными. У него обнаружился настоящий талант к лыжам, так что очень скоро он стал кататься лучше всех не только в семье, но и в своем городке.

    Но лыжи — это для зимы. Летом же у спортивного парня были другие забавы. Живя на Атлантическом побережье, Джейк не мог не увлечься серфингом. Собственной доски у него не было: она стоила довольно дорого, и родители не хотели тратить такие деньги на «головоломное» хобби. Так что Джейк больше смотрел и завидовал серферам, мечтая со временем накопить нужную сумму. А до тех пор катался по волнам на более дешевых досках, которыми надо было управлять лежа, а не стоя.

    Несколько лет Джейк отучился в школе-интернате, которую в свое время окончили его отец и старший брат. Пай-мальчиком он не был — вовсю хулиганил и плохо учился. Видимо, поэтому и удостоился чести получить от выпускников комплект ключей от всех школьных помещений, сам факт существования которого держался в страшной тайне от взрослых. Конспиратор из Бертона оказался плохой, и всего через день бдительный воспитатель обнаружил ключи в его вещах. Джейка со скандалом выгнали из интерната.

    В новой школе порядки были менее строгими, и Бертону даже удалось подтянуться в учебе. А свободное время посвящал новому увлечению — катанию на снерфере, который представлял собой некий гибрид доски для серфинга и лыж, очень примитивный и оттого дешевый (порядка $15). По сути это была просто окантованная металлом изогнутая доска, управлявшаяся с помощью веревки. Никаких креплений не было и в помине. Снерфер (название происходит от сочетания слов snow и surf) в конце 1960-х изобрел и запатентовал Шерман Поппен.

    «На доски Snurfer молились многие. Они распродавались огромными тиражами, но их выпускали на рынок исключительно как игрушки. Я же рисовал в своем воображении, что когда-нибудь это превратится в настоящий спорт. Когда мы катались с друзьями, мы частенько видоизменяли форму досок с целью повысить их «коэффициент полезного действия», — рассказывает Джейк. Цена увлечения — сломанный палец — не охладила его, а лишь навела на мысль доработать конструкцию и сделать снерфер более безопасным.

    После школы Джейк поступил в университет Колорадо, мечтая попасть в знаменитую лыжную команду этого учебного заведения. Однако в первые же недели учебы он ухитрился трижды сломать ключицу, причем даже не приступив к тренировкам. Мечты о сборной пришлось оставить, а вместе с ними пропал и интерес к учебе. Джейк продержался год, а потом бросил университет.

    Обдумывая дальнейшее житье-бытье, Бертон вознамерился было податься в ветеринары или конюхи. Однако, поработав немного на заводе, где разводили скаковых лошадей, понял, что это не для него. Отец (мать умерла от лейкемии, когда Джейку исполнилось семнадцать) торопил с выбором профессии, и ему ничего не оставалось, как поступить на вечернее отделение в Нью-Йоркский университет. Изучать он решил экономику, хотя с трудом представлял себе, чем будет заниматься после университета.

    Помог случай. В 1977 году, когда Джейк уже учился на старших курсах, сестра познакомила его с Виктором Нидерхоффером — управляющим небольшого, но уважаемого инвестиционного фонда на Манхэттене. Пообщавшись с Джейком, Виктор пригласил его на должность своего помощника.

    Фирма специализировалась на продаже небольших частных компаний крупным корпорациям. В обязанности Джейка входило встречаться с предпринимателями, оценивать их бизнес и составлять отчеты для потенциальных покупателей. Работа не нравилась: он чувствовал, что багажа знаний, полученных в университете, катастрофически не хватает. Сам Нидерхоффер в тот период был занят участием в судебном процессе, поэтому просто завалил новичка работой. Через несколько месяцев тот не выдержал груза ответственности и, наплевав на высокую зарплату, ушел из фирмы.

    Нелюбимая работа, однако, оказала Джейку неоценимую помощь. По долгу службы ему часто приходилось общаться с людьми, создавшими успешный бизнес благодаря реализации оригинальной идеи. Один из клиентов фирмы, к примеру, заработал $5 млн на производстве водяных матрасов и теперь готовился выгодно продать свою компанию. Разговаривая с ним, Джейк не раз ловил себя на мысли, что он и сам может открыть собственное дело. Идеи у него были, небольшой стартовый капитал — оставшиеся от бабушки в наследство $120 000 — тоже.

    Он начал делать макеты. Но сперва Джейку подвернулась одно дельце — поработать «приходящей няней» у одной семьи из городка Stratton (штат Вермонт), которая содержала пару немецких овчарок и лошадей, а за ними нужен был глаз да глаз. В их сарае он много занимался деревообработкой, изготовляя свои макеты, с помощью копировально-фрезеровочного станка — кстати, первая вещица, которую он приобрел. Во время работы у него дважды воспламенялись доски, а пару раз, при неудачной попытке разрезать их пополам, они падали ему прямо на голову.

    Тем не менее, 100 макетов были готовы, а через некоторое время Джейк обзавелся небольшим торговым помещением в Londonberry. Тамошний электротехник уступил ему переднюю часть своей и без того маленькой комнатушки, служившей ему офисом, а сам устроился в задней ее части. Было ощущение, что жители Вермонта были уверены в том, что это заведеньице не что иное, как «крыша» для очередной сделки с наркотиками или что-то типа этого. Так Карпентер и основал компанию Burton Boards (позднее переименована в Burton Snowboards).

    Никаких рыночных исследований, никакого бизнес-плана. Он просто прикинул: «Ведь если я буду делать по 50 досок в день, я неплохо заработаю на жизнь. Я мог бы заработать, скажем, 100000 долларов в год, а может и больше». В течение 1978 года Джейк работал над повышением производительности, хотя первую доску готов был отправить на продажу лишь в середине декабря. Не то, чтобы у него была куча заказов: от одного магазина поступил один, да и тот был отменен, так как он не успел осуществить своевременную доставку. Но, несмотря на все это, он всё равно был уверен, что это может стать настоящим бизнесом.

    Джейк не видел сноубордов на горнолыжных склонах. Катание на лыжах было дорогим удовольствием — чтобы только подняться на гору на подъемнике, нужно было заплатить 20 долларов. Он решил заняться поисками целевой аудитории. Тинэйджеры — вот те, для кого Джейк хотел изобрести особый спорт. Он закупил необходимое оборудование. Его тогдашняя норма составляла 50 досок в день. Быстрого превращения Золушки в принцессу не случилось. Первые несколько лет были сплошной чередой ошибок, из которых Бертон сумел извлечь необходимый опыт.

    Во-первых, его не хватало денег. К счастью, были некоторые сбережения, хотя он бы не смог одержать всех своих нынешних побед, даже обладая своими 20 тысячами накоплений на тот момент. При тогдашних обстоятельствах ему еле хватило 120000 долларов.

    Второй ошибкой оказалось то, что он, мягко говоря, переоценил шансы удачно реализовать свою продукцию. «Помню, я выработал специальную схему, согласно которой (если я, конечно, буду беспрекословно ей следовать) я должен был разбогатеть. Прикинув, что при каждодневной производительности в 50 досок, я добьюсь задуманного, тут же нанимаю двух родственников и друга с целью повысить продуктивность, в чем и заключалась третья ошибка — не надо было иметь дело с близкими и дорогими тебе людьми.

    Обратной стороной медали в таком случае может оказаться тот факт, что ты потеряешь и друзей, и семью, а это, согласитесь, труднее, чем потерять обычного сотрудника «со стороны», — вспоминает Бертон. Исключением стала лишь его жена Донна, которая несколько лет проработала финансовым директором Burton Snowboards, но затем покинула компанию, чтобы открыть собственный продуктовый магазин.

    Его ошибкой стало и то, что он до конца не понял ситуацию на рынке. Джейк начал соображать: «Ладно, мне 23 года. Я с ума схожу по катанию на лыжах. Рынок, на котором я работаю, состоит точно из таких же людей, как я сам». Но в реальности оказалось, что 23-летние молодые люди не проявляют ни малейшего интереса к его начинанию, поэтому клиентами становились исключительно ребята лет 15 , которые не могли себе позволить доску стоимостью 88 долларов.

    Словом, уже следующей зимой Бертон решил делать доски по цене в 45 долларов, чем снизил производственные расходы почти вдвое (на них не было дорогостоящей обшивки). Их он назвал the Backyard («Задний двор»). Пришлось заразить этим одного друга и родственников. Школьники и собственный азарт — вот все, что у него было. Помимо всего, the Backyard, надо сказать, никогда не пользовался огромным успехом, но принес достаточно денег, что спасло бизнес от полного краха.

    Тем временем Бертон продолжал путешествовать по Новой Англии на своем фургоне, но он уже был до отказа набит более дорогими досками. Джейк обивал пороги десятков магазинов, торгующих лыжными принадлежностями, и, будучи первоклассным мастером обращения с доской, ему не раз приходилось демонстрировать, как управляться с изобретением. «Как только я вставал на доску, все вокруг поражались, восклицая: «Вау, она действительно стоит того, чтобы отдать за нее 88 долларов», — рассказывает Джейк.

    В 1979 году Бертон вместе с друзьями-энтузиастами принял участие в соревнованиях снерферов и одержал победу. Вырезка из местной газеты с репортажем об этом знаменательном событии до сих пор украшает одну из стен в головном офисе Burton Snowboards.

    Из-за нехватки средств Бертону пришлось уволить первых сотрудников и обходиться только собственными силами, лишь изредка нанимая местных школьников на почасовую работу. Вся компания помещалась в одном доме. Производственный цех располагался в сарае, склад — на чердаке, офис — в столовой. А телефон службы технической поддержки был установлен прямо в спальне, и Джейку нередко приходилось вставать в два часа ночи, чтобы ответить на звонок какого-нибудь тинейджера с Западного побережья.

    Примерно в это же время Джейк отказался от своей настоящей фамилии — Карпентер — и заменил ее средним именем Бертон. Он пошел на это, чтобы положить конец путанице: люди считали, что «Джейк Бертон Карпентер» означает «Джейк Бертон, плотник». Собственно, так оно и было, так как первые доски Джейк делал сам — от начала и до конца.

    Денег все равно не хватало, так что Джейку приходилось подрабатывать официантом, а летом давать уроки тенниса. Однако бизнес он не бросил, упорно продолжая двигать сноуборд в массы. Поворотным Джейк считает 1980 год, когда была продана 700-я доска. Это был еще не успех, но уже солидное достижение. Бертон вспоминает, что, пакуя ту самую доску, он подумал: «Свершилось...»

    Наделав так много ошибок вначале, Бертон интуитивно принял и одно верное решение. С самого начала он рекламировал не свою продукцию, а новый перспективный вид спорта. Поэтому для него важно было добиться, чтобы сноубординг приняли на лыжных курортах. Первым открыть свои склоны для сноубордистов решился известный вермонтский курорт Stratton Mountain в 1984 году. Управляющий Пол Джонстон собрал по этому поводу совет директоров, который должен был вынести вердикт.

    По окончании Джонстон вышел к ожидавшему его Бертону: «Знаете, никто из них не хочет пускать вас на гору... — сказал он. И после драматической паузы добавил: — Но никто не смог при этом убедительно обосновать свои доводы против. Так что я решил дать вам шанс...» Этого шанса Бертон не упустил. Вскоре вслед за Stratton Mountain и другие курорты стали допускать сноубордистов на свои склоны. И вряд ли хоть кто-то пожалел об этом. Поклонники сноуборда, как правило, очень преданы этому виду спорта. Если обычные лыжники из-за плохой погоды могут отказаться от поездки на курорт, то сноубордистов не останавливают никакие метели. Так что со временем халф-пайпы появились на всех уважающих себя курортах — фанатизм сноубордистов приносит им неплохую прибыль. Индустрия начала набирать обороты. После 1984 года дела у Burton Snowboards пошли на лад.

    Отчасти этому способствовала женитьба Бертона: состоятельные родственники Донны инвестировали в бизнес значительную сумму. По подсчетам самого Бертона, темпы роста компании в 1980-е составляли 100% в год. Из-за раннего старта Burton Snowboards получила фору почти в 15 лет, поскольку крупные спортивные корпорации уровня Nike и Adidas очень долго не желали принимать сноубординг всерьез. А когда пустились вдогонку, было уже поздно. Бертоновские доски давно приобрели статус культовых, и на их долю приходится около 40% рынка (а по некоторым данным, и все 50%). Именно Бертон диктует моду в сноубординге, почти единолично определяя направление развития отрасли.

    При этом Burton Snowboards по-прежнему остается частной компанией. И это принципиальная позиция Джейка Бертона. Отчитываться перед сотней тысяч акционеров, которые ничего не смыслят в сноубординге?! Нет уж, увольте. «Разве они могут быть лучшими владельцами компании, нежели я? Я живу этим, я люблю это, в этом спорте вся моя жизнь...» — говорит он. Свободный от пригляда бдительных инвесторов, Бертон может позволить себе роскошь руководить компанией так, как ему заблагорассудится. Отсюда особая корпоративная культура, царящая в Burton Snowboards. Нет, от новых сотрудников не требуют, чтобы они умели кататься на сноуборде. Но что многие из них проникаются любовью к этому виду спорта — это факт.

    В Burton Snowboards работает очень много молодежи, которую привлекает неформальная атмосфера, царящая в компании. Им разрешают приходить на службу в одежде свободного стиля и даже приводить с собою собак. Начальство с пониманием относится к опозданиям — разумеется, если по уважительным причинам. «Выпал свежий снег, и меня потянуло покататься на сноуборде», — одна из таких причин. Ведь и сам Бертон, невзирая на свои 48 лет, при каждом удобном случае встает на сноуборд: к примеру, в 2001 году он катался 113 дней. Не работа — мечта.

    Сейчас линейка сноубордов от Burton Snowboards насчитывает более сотни наименований. Плюс к этому компания выпускает спортивную форму, обувь, крепления, очки, шлемы. Всё, конечно, недешевое. Доски, к примеру, стоят от $300 до $550. Но спрос есть. Даже невзирая на экономический кризис, в 2001 году объем продаж экипировки для сноубординга увеличился на 4% (в то время как продажи экипировки для горных лыж упали). На долю сноубордов и сопутствующих товаров приходится 29% всего инвентаря для зимних видов спорта, продаваемого в специализированных магазинах.

    Точной статистики за 2002 год пока нет, но можно утверждать, что после триумфальных для США Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити ажиотаж вокруг сноубординга вырос еще больше: ведь американцы Росс Пауэрс и Келли Кларк завоевали золотые медали в двух видах сноубординга. Что характерно — выступали они на бертоновских досках.

    Из экстремального развлечения для бунтующих подростков сноубординг превратился в один из олимпийских видов спорта, обладающий блестящими перспективами. Теперь им увлекаются не только подростки, но и вполне солидные люди. Даже престарелый Шерман Поппен, изобретатель снерфера, балуется сейчас сноубордом. А ведь не «зажми» он в свое время название, Америка и весь остальной мир сегодня сходили бы с ума по снерфингу...

     








  • Генри Джон Хайнц (Heinz)
  • Милтон Херши (Hershey Foods)
  • Джон Кэдбери И Иоганн Якоб Швепп (Cadbury Schweppes)
  • Мэри-энн О'брайн, Дочь - Лили (Lily O'Brien Chocolates)
  • Томас Джонстоун Липтон (Lipton)
  • Вадим Дымов (Дымов-Актив)
  • Факундо Бакарди (Bacardi-Martini)
  • Ричард Хеннесси (Hennessy)
  • Артур Гиннесс (Guinness)
  • Марк Кауфман (Kauffman)
  • Уильям Грант (William Grant & Sons)
  • Реми Мартен (Remy Marten)
  • Зиновий Давыдов (Davidoff)
  • Клаудио Кевикки (Cavicci)
  • Альфред Данхилл (Dunhill)
  • Чарльз Перерсон (Peterson)
  • Фридрих Байер (Bayer AG)
  • Бенджамин Франклин Гудрич (Goodrich)
  • Фридрих Якоб Мерк (Merck & Co)
  • Айзек Мерритт Зингер (Zinger)
  • Дэйв Паккард и Билл Хьюлетт (Hewlett-Packard)
  • Адриано Оливетти (Olivetti)
  • Вернер Сименс (Siemens)
  • Бош Роберт Август (BOSCH)
  • Майкл Делл (Dell computers)
  • Джон Мозес Браунинг (Browning)
  • Хорас Смит и Дэниэл Вессон (Smith & Wesson)
  • Сэмуэль Кольт (Samuel Colt)
  • Лео Бернетт (Leo Burnett Company, Inc)
  • Рут и Элиот Хэндлер, дочь - Барбара (Mattel)
  • Чарлз Шваб (Charles Schwab)
  • Джозеф Уортон (Wharton)
  • Элайша Грейвс Отис (Otis)
  • Джон Уизли Эмерсон (Emerson)
  • Генрих Энгельхарт Штейнвег (Steinway & Sons)
  • Кинг Кемп Жилетт (Gillette)
  • Уолт Дисней (Walt Disney)
  • Марсель Бик (BIC)
  • Коносукэ Мацусита (Matsushita Electric Industrial)

  • © 2008 Brendy.dljatebja.ru
    При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна!